Все тайны рун, гороскопов и гаданий
Гуань. Созерцание.

20. Гуань. Созерцание.
20-я из 64-х гексаграмм «И-Изина». Созерцание.
Гуань (Созерцание): Созерцать, смотреть издалека или с большой высоты.
Изучать, выдвигать суждения, строить догадки; прорицание.
Идея, точка зрения. Наставлять, сообщать, указывать, делать известным.
Также: даосский монастырь, обсерватория, высокая башня.
Иероглиф изображает птицу в сочетании со знаком «видеть».

Умыв руки, не приноси жертв; владея правдой, будь нелицеприятен и строг.

Вам надо быть готовым к возможным и неожиданным неприятностям. Постарайтесь спокойно и рассудительно обдумать и проанализировать положение дел. Возможно, что вам необходимо будет сменить место жительства и работу. Старайтесь ничего важного не упустить, вам нужно быть сейчас особенно внимательным. Помощь вы можете получить оттуда, откуда меньше всего ждете, для этого нужно только тщательно продумывать все свои действия. Желания ваши исполнятся, может быть, не так быстро, как вам хотелось бы. Вам необходимо хорошо обдумывать возможности осуществления ваших планов. Ну, а если дела ваши пойдут успешно, то не забывайте помогать другим. (Хейслип)

ОБРАЗНЫЙ РЯД

Это время созерцать вещи без активного действия, с целью постижения их внутреннего смысла и определения верной перспективы. Пусть все само появляется перед вами. Особенно пристально смотрите на те вещи, которые вы обычно не хотите видеть. Это время религиозной церемонии, когда совершается очищение, но жертвоприношение еще только готовится. Будьте уверены в себе. Проникновение в суть вещей даст вам необходимое просветление. Руководствуйтесь указаниями духа. Пусть образы проходят перед вашим внутренним взором. Избавьтесь от предвзятых идей и убеждений. Будьте в согласии с окружающим и дайте ему место в своем внутреннем мире: тогда вы сможете охватить одним взглядом весь мир. Если вы хорошо подготовитесь, то вещи и события, на которые вы пытаетесь влиять, будут изменяться самопроизвольно. Об этом в Древнем Китае писали так: «Когда мудрец говорит, то весь мир слушает».

Перевод гадательных формул и афоризмов20. Гуань. Созерцание.

1 (нижняя)
Юношеское созерцание.
- Ничтожному человеку – хулы не будет; благородному человеку – сожаление

2
Созерцание сквозь [щель].
- Благоприятна стойкость женщины!

3
Созерцай продвижение и отступление собственной жизни.

4
Созерцай блеск страны.
- Благоприятно тому, чтобы быть принятым, как гость у царя.

5
Созерцай свою жизнь.
- Благородному человеку хулы не будет!

6 (верхняя)
Созерцай их (других людей) жизнь!
- Благородному человеку хулы не будет.

Комментарий

Общий комментарий: Созерцание. Умой руки, но не приступай к жертвоприношению. Владей правдой, будь нелицеприятен и строг.

Первая чертаЕсли на языке “Книги Перемен” “ничтожные люди” и противопоставляются “благородному человеку” с этической точки зрения, то их низкий моральный уровень здесь рассматривается как функция их познавательной недоразвитости. Поэтому их нельзя обвинять в познавательной близорукости, ибо в отношении познания они юны, а от юноши невозможно требовать дальновидности. Но дело обстоит иначе, если недальновидностью созерцания обладает “благородный человек”. Для него она есть результат недомыслия, т.е. проступка перед своей собственной познавательной жизнью. Наличие недальновидности может привести благородного человека только к сожалению. Здесь, на первой позиции, лишь начало процесса созерцания, это созерцание юноши, о котором в тексте сказано:

В начале слабая черта. Юношеское созерцание. Ничтожному человеку не будет хулы. Благородному человеку – сожаление.

Вторая чертаНедальновидность созерцания – это его замкнутость в узкой сфере своего эгоистического бытия. Но созерцание должно расширяться и расти. Поэтому созерцание должно пробиться сквозь эту ограниченность. Сначала лишь в некоторых отношениях оно может выйти за эти пределы. Они точно стена, окружающая человека, и на этой ступени он получает лишь незначительную возможность выглянуть вовне, точно посмотреть сквозь щель забора. Если на этой ступени еще возможно стойко оставаться женщине, которая, как полагали в древнем Китае, предрасположена к тому, чтобы пребывать внутри, далеко от внешней деятельности, то эта ступень никак не может удовлетворить человека, стремящегося к прогрессирующему развитию созерцания. Поэтому в тексте мы находим:

Слабая черта на втором месте. Созерцание сквозь щель. Благоприятна стойкость женщины.

Третья чертаКогда наступает выход из внутреннего во внешнее, то внутреннее тоже становится внешним и доступным для объективного рассмотрения. Здесь собственная жизнь предстает человеку, как обширная панорама, и в ней человек созерцает отливы и приливы, выступления к активности вовне и отступления вовнутрь для собственного усовершенствования. Эту широкую созерцательную мысль текст облекает в лаконическую формулу:

Слабая черта на третьем месте. Созерцай наступление и отступления собственной жизни.

Четвертая чертаСозерцание должно расшириться еще более. Уже и рамки целой жизни для него должны стать более тесными, ибо хотя это и целая жизнь, но все лишь индивидуальная жизнь одного человека. Здесь созерцание должно выйти и за пределы. Объектом созерцания здесь должны стать “блеск всей страны”, лучшие стороны жизни общества, то, что в нем выработано как ценности, перерастающие ограниченность эпохи. Такой человек, который способен на это расширенное созерцание, был достоин, по древнекитайским представлениям, быть приятым как гость у царя. Текст об этом говорит следующим образом:

Слабая черта на четвертом месте. Созерцай блеск страны. Благоприятно тому, чтобы быть принятым как гость у царя.

Пятая черта: При правильном развитии после созерцания, объектом которого становится жизнь общества в целом, человек должен своей жизнью совершенно слиться с созерцаемой жизнью общества. На нее он должен смотреть, как на собственную жизнь, и ее недостатки принимать на свою ответственность. Поэтому текст опять говорит:

Сильная черта на пятом месте. Созерцай собственную жизнь. Благородному человеку не будет хулы.

Шестая черта: На высшей ступени созерцания достигается полная внутренняя свобода. Человек уже ни с чем и ни с кем не связан в своих восприятиях и суждениях. Пройдя весь опыт, очерченный в предыдущем, он свободно может наблюдать и понимать переживания и действия других людей. Но, достигнув освобождения такого рода, он был бы лишен содержания, стал бы внутренне пустым, если бы он воспользовался возможностью отделиться от жизни людей. Поэтому и ему, не связанному в силу необходимости с людьми, следует свободно по собственному решению связаться с ними, созерцая их жизнь и служа объектом их созерцания. Хотя это и кажется некоторым снижением уровня собственного развития, однако это только кажется на первый взгляд. Поэтому и текст говорит:

Наверху сильная черта. Созерцай их жизнь. Благородному человеку не будет хулы.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Созерцание, которое подразумевается здесь, рассматривается в комментаторской литературе с двух сторон. Во-первых, со стороны созерцаемого и, во-вторых, со стороны созерцающего. Когда благодаря высочайшим положительным качествам уже достигнуто единение, охарактеризованное в предыдущей ситуации, то человек, не может оставаться незамеченным другими людьми. Так же и философская концепция, которая благодаря процессу приближения, описываемому в предыдущей гексаграмме, сделана доступной для людей, она также становится объектом их умозрения. В таком смысле и данный человек, и данная концепция выступают как объекты созерцания. С другой стороны, когда наше познание в его новом акте приближено к объекту познания и вполне покоится на правильно подготовленном основании мышления и воли, когда оно освобождено от сомнений, то для него наступает момент созерцания. Если это даже только момент, все-таки он тоже имеет свои специфические черты. Это момент, противоположный деятельности во внешнем. Все для нее уже подготовлено, но человек на мгновение (а в некоторых случаях на известный промежуток времени) отстраняется от деятельности вовне и концентрирует свои силы на самом познавательном созерцании, которое является тоже деятельностью, но деятельностью познания. Последнее, конечно, подготовлено предшествующей деятельностью. Кроме того, этот момент со стороны его содержания характеризуется полной правдивостью внутри и ее внешним проявлением — строгостью и искренностью. В тексте эти характеристики выражены следующим образом: «Созерцание. Умой руки, но не приступай к жертвоприношению. Владей правдой, будь нелицеприятен и строг.»

1

Если на языке «Книги Перемен» «ничтожные люди» и противопоставляются «благородному человеку» с этической точки зрения, то их низкий моральный уровень здесь рассматривается как функция их познавательной недоразвитости. Поэтому их нельзя обвинять в познавательной близорукости, ибо в отношении познания они юны, а от юноши невозможно требовать дальновидности. Но дело обстоит иначе, если недальновидностью созерцания обладает «благородный человек». Для него она есть результат недомыслия, т.е. проступка перед своей собственной познавательной жизнью. Наличие недальновидности может привести благородного человека только к сожалению. Здесь, на первой позиции, лишь начало процесса созерцания, это созерцание юноши, о котором в тексте сказано: «В начале слабая черта. Юношеское созерцание. Ничтожному человеку не будет хулы. Благородному человеку — сожаление.»

2

Недальновидность созерцания — это его замкнутость в узкой сфере своего эгоистического бытия. Но созерцание должно расширяться и расти. Поэтому созерцание должно пробиться сквозь эту ограниченность. Сначала лишь в некоторых отношениях оно может выйти за эти пределы. Они точно стена, окружающая человека, и на этой ступени он получает лишь незначительную возможность выглянуть вовне, точно посмотреть сквозь щель забора. Если на этой ступени еще возможно стойко оставаться женщине, которая, как полагали в древнем Китае, предрасположена к тому, чтобы пребывать внутри, далеко от внешней деятельности, то эта ступень никак не может удовлетворить человека, стремящегося к прогрессирующему развитию созерцания. Поэтому в тексте мы находим: «Слабая черта на втором месте. Созерцание сквозь щель. Благоприятна стойкость женщины.»

3

Когда наступает выход из внутреннего во внешнее, то внутреннее тоже становится внешним и доступным для объективного рассмотрения. Здесь собственная жизнь предстает человеку, как обширная панорама, и в ней человек созерцает отливы и приливы, выступления к активности вовне и отступления вовнутрь для собственного усовершенствования. Эту широкую созерцательную мысль текст облекает в лаконическую формулу: «Слабая черта на третьем месте. Созерцай наступление и отступления собственной жизни.»

4

Созерцание должно расшириться еще более. Уже и рамки целой жизни для него должны стать более тесными, ибо хотя это и целая жизнь, но все лишь индивидуальная жизнь одного человека. Здесь созерцание должно выйти и за пределы. Объектом созерцания здесь должны стать «блеск всей страны», лучшие стороны жизни общества, то, что в нем выработано как ценности, перерастающие ограниченность эпохи. Такой человек, который способен на это расширенное созерцание, был достоин, по древнекитайским представлениям, быть приятым как гость у царя. Текст об этом говорит следующим образом: «Слабая черта на четвертом месте. Созерцай блеск страны. Благоприятно тому, чтобы быть принятым как гость у царя.»

5

При правильном развитии после созерцания, объектом которого становится жизнь общества в целом, человек должен своей жизнью совершенно слиться с созерцаемой жизнью общества. На нее он должен смотреть, как на собственную жизнь, и ее недостатки принимать на свою ответственность. Поэтому текст опять говорит: «Сильная черта на пятом месте. Созерцай собственную жизнь. Благородному человеку не будет хулы.»

6

На высшей ступени созерцания достигается полная внутренняя свобода. Человек уже ни с чем и ни с кем не связан в своих восприятиях и суждениях. Пройдя весь опыт, очерченный в предыдущем, он свободно может наблюдать и понимать переживания и действия других людей. Но, достигнув освобождения такого рода, он был бы лишен содержания, стал бы внутренне пустым, если бы он воспользовался возможностью отделиться от жизни людей. Поэтому и ему, не связанному в силу необходимости с людьми, следует свободно по собственному решению связаться с ними, созерцая их жизнь и служа объектом их созерцания. Хотя это и кажется некоторым снижением уровня собственного развития, однако это только кажется на первый взгляд. Поэтому и текст говорит: «Наверху сильная черта. Созерцай их жизнь. Благородному человеку не будет хулы.»

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем — Утончение и проникновение, во внутреннем — Исполнение и самоотдача. Если созерцаем с полной самоотдачей, то проникаем в проявления Абсолюта и наш мир становится более утонченным.

Книга Перемен – толкование гексаграмм (Гуань. Созерцание.)