Все тайны рун, гороскопов и гаданий
Цянь. Смирение.

15. Цянь. Смирение.
15-я из 64-х гексаграмм «И-Изина». Смирение.
Цянь (Смирение): Скромные мысли и сдержанные речи; добровольно уступать дорогу.
Вежливый, скромный, простой, учтивый; сговорчивый, уступчивый, почтительный.
Иероглиф изображает изреченное слово и знак единства, подразумевая слова, связанные с фактами.

Свершение. Благородному человеку — обладать законченностью.

Выпавший снег до самой земли склонил ветку дерева; но скоро все переменится и она вновь выпрямится. Обстоятельства ваши сейчас умеренно благоприятны. Но вы можете сделаться хозяином положения, если проявите сдержанность. Неудачи, в том числе и финансовые, доставляют вам беспокойство. Но не надо тревожиться, все переменится к лучшему. И финансовые дела поправятся. Если не станете пренебрегать помощью других, ваше желание исполнится. (Хейслип)

ОБРАЗНЫЙ РЯД

Это время для смирения и близости к простым вещам и главным истинам. Преодолейте гордыню, избавьтесь от усложненности. Пусть ваши слова будут простыми и понятными, а мысли — скромными. Добровольно занимайте подчиненное положение. Это приведет к успеху. Поступая таким образом, вы освободитесь и сможете использовать силу своего соперника против него. Пользуйтесь оракулом, чтобы пребывать в согласии с естественным ходом событий. Пусть ваши идеи будут четкими и ясными. В этой ситуации вы связаны с силой Земли, помогающей избавиться от напряжения и скованности. Будьте подвижны и бдительны. Тщательно уравновешивайте все в своей жизни, чтобы избежать излишеств. Это время соединения, когда Небо движется навстречу Земле. Уменьшение избытка и смиренное служение рождает чувство внутреннего достоинства. Через смирение вы можете прийти к свершению и достигнуть желаемого.

Перевод гадательных формул и афоризмов15. Цянь. Смирение.

1 (нижняя)
Смиренный из смиренных благородный человек.
- Надо переходить вброд через большую реку. Счастье!

2
Провозгласи смирение!
- Стойкость – к счастью.

3
Смиренному благородному человеку – трудиться над завершением дел.
- Счастье.

4
Возвысь смирение! Ничего неблагоприятного!

5
Если небогат, обратись к соседям.
Благоприятна необходимость совершить карающее нападение.

6 (верхняя)
И тогда (усыпив бдительность противника и завершив необходимые приготовления) благоприятно и нужно двинуть войско в [карательные походы] на [города] и страны.

Комментарий

Общий комментарий: Смирение. Развитие. Благородному человеку предстоит завершение.

Первая чертаНа первой ступени смирение показывается в самой интенсивной, но и в самой общей форме. Поэтому невозможно конкретизировать его в специфическом образе. Возможно, лишь указать на то, что человеку, обладающему данным свойством, предстоит необходимость преодоления громадных трудностей, ибо благодаря этому свойству он предрасположен к такому преодолению. Это понятно, потому что здесь данное свойство рассматривается в его, не выявленном состоянии, а потому не указывается его практическое приложение; с другой стороны, оно, судя по композиции “Книги Перемен”, присуще человеку, который на предыдущих этапах достиг уже громадных результатов и потому способен на преодоление самых больших трудностей. Текст выражает это так:

В начале слабая черта. Смиренный из смиренных благородный человек. Ему надо переходить вброд через великую реку. Счастье.

Вторая черта: На второй позиции возникает нечто вроде конфликта между спецификой всей гексаграммы (смирения, т.е. невыявленности, отступления в тень и т.п.) и характером второй позиции, смысл которой состоит в том, что на ней выявляются внутренние качества. На разрешение этого противоречия оказывает влияние и то, что данная позиция предваряет следующую, на которой самым интенсивным образом проявляется содержание понятия смирения. В результате оказывается, что выявление внутреннего свойства здесь все же происходит, но это свойство – смирение, т.е. то, что не может выражать себя самого, а выражается лишь в самоотдаче, в созвучии с тем, что выражает себя. При этом гармоничность развития здесь может быть легко нарушена тем, что внимание, уделяемое выражению собственного свойства, будет сильнее самого свойства – смирения: невыражения себя в первую очередь. Поэтому к счастливому исходу здесь приводит лишь стойкое и непоколебимое смирение, или, как об этом говорит текст:

Слабая черта на втором месте. Созвучное смирение. Стойкость – к счастью.

Третья чертаМомент кризиса здесь выражен уже в самом образе триграммы. В образе “гора” третья черта, как самая вознесенная, изображает специфику возвышающейся горы. Но на этой позиции именно происходит соприкосновение “горы” с “землей”, и именно высшей точки горы с низшей областью земли. Так, содержание смирения здесь выступает с особенной силой; но именно благодаря этому и для обладания таким смирением необходимо наибольшее напряжение. Только интенсивным трудом достигается смирение; оно подлинно может быть выражено в образе горы (смысл ее – возвышаться), но склонившейся ниже земли, которая должна быть ниже всего. И только человек, обладающий таким выработанным смирением, может довести свое дело до конца и, выполнив все, что требуется временем и положением, встать в правильное отношение к мировому свершению, т.е. достигнуть счастья. Такой человек если для себя и достиг уже в прошлом полной победы над всяким злом, то здесь он вторично вступает с ним в борьбу, для того чтобы своей борьбой подать пример другим. Поэтому и в тексте говорится:

Сильная черта на третьем месте. Смирение от трудов своих благородному человеку предстоит завершение [его дел]. Счастье.

Четвертая чертаМы видели, что свойство предыдущей позиции оказывается влияние на свойство второй позиции. Но на третьей позиции это свойство вырабатывается лишь путем определенных усилий. На четвертой позиции оно уже выработано, и если на предыдущей ступени смирение оказывалось действующим вовне вследствие усилий, (что стоит в соответствии с символом черты), то здесь (где позиция занята слабой чертой) воздействие силы и принуждения уже невозможно. Но на четвертой позиции само наличие выработанного свойства может оказывать воздействие на иное. Это свойство действует как увлекающий пример. Поэтому все действия здесь свободно и не встречает никаких препятствий. Вот почему и в тексте сказано:

Слабая черта на четвертом месте. Ничего неблагоприятного. Манящее смирение.

Пятая чертаСвойства, выраженные на третьей позиции, находили поддержку в своем окружении. Изнутри там действовало “созвучное смирение”, создающее резонанс, извне действовало “манящее смирение”, которое является лишь дальнейшим развитием свойств третьей ступени. Здесь же, на пятой позиции, обстоятельства иные: изнутри действует четвертая позиция, лишенная собственных сил, а вовне – шестая, которая, как правило, символизирует уже утрату свойств данной гексаграммы. Поэтому здесь невозможно ожидать поддержки из окружения, от “соседей”. Деятельность здесь возможна лишь как совершенно самостоятельная. Но в силу всего предыдущего процесса качество смирения доведено уже до такой полноты и совершенства, что даже для действий, противоположных действию смирения, последнее все же является наиболее характерным, и поэтому даже такая деятельность не вступает в конфликт с общей ситуацией и не встречает ничего не благоприятствующего ей. Это находит в тексте следующее выражение:

Слабая черта на пятом месте. Не разбогатеешь от соседей своих. Благоприятна необходимость совершить карающее нападение. Ничего неблагоприятного.

Шестая чертаНа шестой позиции ситуация и ее характерные черты подходят к концу, теряют свою специфичность. Так и здесь, смирение остается лишь как отзвук прошлого, тех трудов, которые упоминаются на третьей позиции. Зато агрессивность, начавшаяся на предыдущей, пятой позиции, здесь получает еще большее развитие, особенно как необходимость подчинить себе то, что вышло из повиновения, ибо здесь уже не действуют ни мощь усилий, как на третьей позиции, ни заманчивость примера, как на четвертой. Здесь основной тон смирения уже только звучит, но не действует, и ограничение, исходящее от смирения, отступает, ибо оно должно уступить место дальнейшей ситуации Вольность, для которой характерно отсутствие ограничений. Поэтому здесь обстановка благоприятствует действиям, далеким от смирения. В тексте это выражено следующим образом:

Наверху слабая черта. Звучащее смирение. Благоприятствует необходимости двинуть войска и пойти на города и царства.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Обладание великим достоянием, всей полнотой мира, могло бы быть конечной целью, если бы в мире допускалась возможность остановки. Но основным положением является учение об изменчивости, о непрерывной подвижности мира и о том, как человек гармонически должен включаться в это движение. Поэтому остановка в развитии является не остановкой, отставанием, вызывающим конфликт с мировым развитием. Поэтому, если остановиться даже на высоте величайших достижений, то и в такой остановке не будет правильного отношения к миру. Но двигаться прямолинейно дальше уже нельзя, ибо на предыдущей ступени достигнуто все, чего надо было достигнуть. Следовательно, только полный отказ от уже достигнутого может гарантировать возможность дальнейшего развития, идущего в ногу с развитием мира. Такой необходимый отказ от личных достижений называется «смирение» и выражается в образе самой гексаграммы, в которой под знаком земли помещен знак горы. Гора должна вообще возвышаться над землей, то в этом с предельной лаконичностью выражен образ смирения. Такое положение не должно отпугивать человека, ибо только в нем здесь возможно дальнейшее развитие, причем это развитие должно быть плодотворным: оно должно быть доведено до конца, до завершения. В этом смысле в тексте говорится: «Смирение. Развитие. Благородному человеку предстоит завершение.»

1

На первой ступени смирение показывается в самой интенсивной, но и в самой общей форме. Поэтому невозможно конкретизировать его в специфическом образе. Возможно, лишь указать на то, что человеку, обладающему данным свойством, предстоит необходимость преодоления громадных трудностей, ибо благодаря этому свойству он предрасположен к такому преодолению. Это понятно, потому что здесь данное свойство рассматривается в его, не выявленном состоянии, а потому не указывается его практическое приложение; с другой стороны, оно, судя по композиции «Книги Перемен», присуще человеку, который на предыдущих этапах достиг уже громадных результатов и потому способен на преодоление самых больших трудностей. Текст выражает это так: «В начале слабая черта. Смиренный из смиренных благородный человек. Ему надо переходить вброд через великую реку. Счастье.»

2

На второй позиции возникает нечто вроде конфликта между спецификой всей гексаграммы (смирения, т.е. невыявленности, отступления в тень и т.п.) и характером второй позиции, смысл которой состоит в том, что на ней выявляются внутренние качества. На разрешение этого противоречия оказывает влияние и то, что данная позиция предваряет следующую, на которой самым интенсивным образом проявляется содержание понятия смирения. В результате оказывается, что выявление внутреннего свойства здесь все же происходит, но это свойство — смирение, т.е. то, что не может выражать себя самого, а выражается лишь в самоотдаче, в созвучии с тем, что выражает себя. При этом гармоничность развития здесь может быть легко нарушена тем, что внимание, уделяемое выражению собственного свойства, будет сильнее самого свойства — смирения: невыражения себя в первую очередь. Поэтому к счастливому исходу здесь приводит лишь стойкое и непоколебимое смирение, или, как об этом говорит текст: «Слабая черта на втором месте. Созвучное смирение. Стойкость — к счастью.»

3

Момент кризиса здесь выражен уже в самом образе триграммы. В образе «гора» третья черта, как самая вознесенная, изображает специфику возвышающейся горы. Но на этой позиции именно происходит соприкосновение «горы» с «землей», и именно высшей точки горы с низшей областью земли. Так, содержание смирения здесь выступает с особенной силой; но именно благодаря этому и для обладания таким смирением необходимо наибольшее напряжение. Только интенсивным трудом достигается смирение; оно подлинно может быть выражено в образе горы (смысл ее — возвышаться), но склонившейся ниже земли, которая должна быть ниже всего. И только человек, обладающий таким выработанным смирением, может довести свое дело до конца и, выполнив все, что требуется временем и положением, встать в правильное отношение к мировому свершению, т.е. достигнуть счастья. Такой человек если для себя и достиг уже в прошлом полной победы над всяким злом, то здесь он вторично вступает с ним в борьбу, для того чтобы своей борьбой подать пример другим. Поэтому и в тексте говорится: «Сильная черта на третьем месте. Смирение от трудов своих благородному человеку предстоит завершение (его дел). Счастье.»

4

Мы видели, что свойство предыдущей позиции оказывается влияние на свойство второй позиции. Но на третьей позиции это свойство вырабатывается лишь путем определенных усилий. На четвертой позиции оно уже выработано, и если на предыдущей ступени смирение оказывалось действующим вовне вследствие усилий, (что стоит в соответствии с символом черты), то здесь (где позиция занята слабой чертой) воздействие силы и принуждения уже невозможно. Но на четвертой позиции само наличие выработанного свойства может оказывать воздействие на иное. Это свойство действует как увлекающий пример. Поэтому все действия здесь свободно и не встречает никаких препятствий. Вот почему и в тексте сказано: «Слабая черта на четвертом месте. Ничего неблагоприятного. Манящее смирение.»

5

Свойства, выраженные на третьей позиции, находили поддержку в своем окружении. Изнутри там действовало «созвучное смирение», создающее резонанс, извне действовало «манящее смирение», которое является лишь дальнейшим развитием свойств третьей ступени. Здесь же, на пятой позиции, обстоятельства иные: изнутри действует четвертая позиция, лишенная собственных сил, а вовне — шестая, которая, как правило, символизирует уже утрату свойств данной гексаграммы. Поэтому здесь невозможно ожидать поддержки из окружения, от «соседей». Деятельность здесь возможна лишь как совершенно самостоятельная. Но в силу всего предыдущего процесса качество смирения доведено уже до такой полноты и совершенства, что даже для действий, противоположных действию смирения, последнее все же является наиболее характерным, и поэтому даже такая деятельность не вступает в конфликт с общей ситуацией и не встречает ничего не благоприятствующего ей. Это находит в тексте следующее выражение: «Слабая черта на пятом месте. Не разбогатеешь от соседей своих. Благоприятна необходимость совершить карающее нападение. Ничего неблагоприятного.»

6

На шестой позиции ситуация и ее характерные черты подходят к концу, теряют свою специфичность. Так и здесь, смирение остается лишь как отзвук прошлого, тех трудов, которые упоминаются на третьей позиции. Зато агрессивность, начавшаяся на предыдущей, пятой позиции, здесь получает еще большее развитие, особенно как необходимость подчинить себе то, что вышло из повиновения, ибо здесь уже не действуют ни мощь усилий, как на третьей позиции, ни заманчивость примера, как на четвертой. Здесь основной тон смирения уже только звучит, но не действует, и ограничение, исходящее от смирения, отступает, ибо оно должно уступить место дальнейшей ситуации Вольность, для которой характерно отсутствие ограничений. Поэтому здесь обстановка благоприятствует действиям, далеким от смирения. В тексте это выражено следующим образом: «Наверху слабая черта. Звучащее смирение. Благоприятствует необходимости двинуть войска и пойти на города и царства.»

Комментарий А.В. Швеца

Исполнение и самоотдача во внешнем, Пребывание и незыблемость во внутреннем. Незыблемость — то, что может закончится лишь случайно, то что само собой не заканчивается, и в сочетании с полной предопределенностью во внешнем — это смирение. Но смирение — покорность не другому человеку, а судьбе и естественному ходу событий. И если складывается соответствующая ситуация, то благоприятно наступать и нападать.

 

Книга Перемен – толкование гексаграмм (Цянь. Смирение.)