Все тайны рун, гороскопов и гаданий
Гуараггеданнон

Гуараггеданнон – в валлийском фольклоре озерные девы и старцы, обитающие в роскошных дворцах на дне горных озер.

Это писаные красавицы: высокие, стройные, с роскошными золотистыми волосами до талии и чудесной молочно-белой кожей. Отличить гуараггеданнон от обыкновенных женщин очень просто: ни одна женщина не сравнится с ними красотой; вдобавок, считать они умеют лишь до пяти. Вместе с ними живут их родственники по мужской линии – седовласые, с длинными бородами, крепкие и сильные, несмотря на возраст.

Дворцы озерных дев окружены волшебными садами; гостя там накормят изысканными яствами под аккомпанемент непередаваемо прекрасной музыки. Но если сорвать в таком саду одну-единственную былинку, все исчезнет, гость окажется на берегу и больше в подводный дворец не попадет.

На сушу озерные девы выходят, чтобы порезвиться, потанцевать или поохотиться. В полнолуние они появляются из воды за минуту до полуночи и танцуют на лугах до первого крика петуха.

Как правило, озерные девы расположены к людям и часто выходят замуж за смертных, приводя с собой в дом мужа волшебных животных. Обычно озерная дева ставит мужу условие – не нарушать того или иного запрета, а когда муж трижды нарушает это условие, возвращается к себе в озеро и уводит за собой волшебный скот.

Валлийская сказка гласит, что простой смертный, молодой парень, полюбил, озерную деву. Она ответила ему взаимностью. Сыграли свадьбу. В приданое за озерной девой ее отец дал стадо гуартег-и-ллин – коров и быков, овец, лошадей и свиней. Девушка поставила одно условие: если муж трижды поднимет на нее руку, она вернется к отцу. Парень поклялся, что никогда не тронет ее даже пальцем. Все шло хорошо, у них родились дети. Но однажды муж, забывшись, ударил жену – за то, что она посмела закапризничать. Во второй раз озерная дева заплакала на чьей-то свадьбе (“Я плачу, ибо этим двоим суждены сплошные мучения – они не подходят друг другу”, – так она объяснила), и мужу это не понравилось, а в третий – засмеялась на похоронах (“мертвые счастливее живых – им не о чем беспокоиться). Муж ее просто толкнул, но этого было достаточно. Женщина вернулась в озеро вместе со скотом, оставив мужу троих сыновей. Сыновьям она помогла стать знаменитыми целителями, а с мужем больше не встречалась.